Кем быть?..

Кем быть?..

По данным LinkedIn, инженер по машинному обучению был самой быстрорастущей категорией работы в Америке с 2012 по 2017 год.

Рынку не хватает специалистов

«Где мы, а где LinkedIn», — подумали мы и обратились к HeadHunter, ведущему порталу поиска работы с 18-летним стажем на рынке. Нам ответила Ирина Жильникова.

Кем быть?..
Ирина ЖИЛЬНИКОВА, руководитель пресс-службы компании HeadHunter по Северо-Западу:«Драйвером трансформации рынка труда сегодня, безусловно, становятся новые технологии. Именно поэтому в сферах ИТ, разработки, робототехники, искусственного интеллекта и машинного обучения, а также архитектуры, энергетики, медицины, генетики сегодня сосредоточено наибольшее количество перспективных профессий, или так называемых профессий будущего».

По словам г-жи Жильниковой, число вакансий на hh.ru с упоминанием Big Data в 2018 году увеличилось в сравнении с 2016 годом на 160%, медиана ежемесячной заработной платы – с 80 тыс. рублей в 2015-м
до 120 тыс. в 2018-м, а максимальное предложение – со 175 тыс. до 500 тыс. рублей. В свою очередь, число вакансий с упоминанием Blockchain за тот же период выросло на 6892%, зарплата — с 90 тыс. до
110 тыс. рублей, а максимальное предложение — со 150 тыс. до 310 тыс. рублей.

При этом в ИТ до сих пор самая низкая конкуренция среди соискателей: по данным hh.ru, в январе 2019 года на одно место в среднем поступало только два резюме. «Если перейти от широкой профобласти
в более узкие сегменты рынка труда, ситуация выглядит еще драматичнее
», — заключает Ирина Жильникова.

Как и почему количество специалистов до сих пор не удовлетворяет рынок?

Бизнес

Мы обратились в две компании, бизнес которых непосредственно связан с «профессиями будущего». Основатель британско-российской компании Genestack, кандидат наук Миша Капушески (Misha
Kapushesky), работая много лет в Европейском институте биоинформатики в Кембридже, отмечал, что одной из общих проблем этой отрасли является отсутствие удобных инструментов для
организации хранения, систематизации и обработки данных генетических исследований. В наше время любое исследование в рамках биологических и медицинских разработок порождает сотни, тысячи, а иногда
и десятки тысяч файлов. Помимо научных организаций и институтов, такими исследованиями занимаются ученые из фармакологических, сельскохозяйственных компаний и компаний, выпускающих продукты
широкого потребления. Им часто нужны определенные выборки, статистические данные, например о людях не старше 40 лет, у которых диагностирован рак печени. Но эта информация, полученная в предыдущие
годы в результате дорогостоящих исследований, практически недоступна, поскольку хранится разрозненно, внутри отдельных департаментов, и, как правило, не имеет исчерпывающего описания. В результате
в 2012 году была основана компания Genestack с офисами в Кембридже и Санкт-Петербурге. Сейчас в команде, которая разрабатывает и предоставляет ученым различные инструменты для работы
с данными, 60 человек, и рост стремительно продолжается. Понятие Big Data в настоящее время уже обозначает самые разные ситуации. В нашем случае речь идет об очень большом количестве файлов и
записей, но работать с ними приходится не столько статистическими методами (хотя такие кейсы тоже есть), сколько разрабатывая методы управления этой информацией.

Олег ПУСТЕЛЬНИКОВ, вице-президент по инжинирингу компании Genestack, не впечатлен уровнем российского образования в области биоинформатики.

Кем быть?..
Олег ПУСТЕЛЬНИКОВ (Genestack):«Сейчас в биоинформатике, Machine Learning, Big Data и многих других высокотехнологичных сегментах специалистов практически никто не готовит. По крайней мере из тех специалистов, с кем я лично знаком, которые являются профессионалами в этой сфере, все самоучки. Есть ощущение, что учебные заведения сильно отстают в понимании того, какие знания нужны будущим студентам, которые сегодня выбирают вуз, а через пять лет будут искать компанию, где можно было бы применить свои знания. Коммерческие организации более мобильны в этом смысле. Некоторые крупные компании поняли, что закрыть ряд своих потребностей в специалистах не могут. И появились корпоративные университеты, школа системного администратора, школа анализа данных. Гигантские деньги и усилия направлены на то, чтобы взять большой поток людей, пропустить через себя, выделить наиболее перспективных, обучить их и с ними работать. Обучение с нуля может себе позволить только очень большая организация».

«А что мы? Мы в Genestack ищем хорошего разработчика, за приличные деньги находим специалиста достаточно высокого уровня, который про биологию пока ничего не знает, но все остальное может делать
хорошо. Его можно уже включать в работу. А если ему интересна биология, мы предоставляем возможность проходить курсы по биологии и генетике, приглашаем лидирующих специалистов извне читать лекции,
подключаем к проектам с большей биоинформатической составляющей. Таким образом, года через два, возможно, у нас получится хороший специалист по биоинформатике», – конкретизирует свою позицию Олег
Пустельников.

Во многих западных университетах есть кафедры именно биоинформатики, и конкурс на получение этой профессии приличный. В Европе десятки тысяч таких выпускников успешно находят себе работодателя.
«Изобретение лекарства – это годы работы и миллионы, затраченные на исследования. В России, к сожалению, пока больше занимаются производством лекарств по лицензиям западных компаний, чем созданием
чего-то нового. Я не видел на этом рынке сильных игроков из России. Знаю, что в Санкт-Петербурге работает в этом направлении компания “Биокад”, но рабочих контактов с ними пока не было. Наши
клиенты в данный момент только западные компании», — говорит Олег Пустельников.

Вторая компания – BIOCAD – ведет разработку собственных препаратов. Бизнес начинался 17 лет назад с производства дженериков, а затем перешли к более сложным формам биоаналогов и
биосимиляров: в конце прошлого года выпущено 54 таких препарата, а сегодня в портфеле BIOCAD уже более 40 собственных продуктов на разных стадиях. Сейчас здесь работает 2 тыс. человек.

По словам руководителя отдела привлечения персонала BIOCAD Игоря АНИСИМОВА, стратегия набора кадров в компании основана на собственных системах обучения. «С точки зрения работодателя,
который очень плотно работает с системой образования, мы не видим, чтобы наши университеты готовили тех специалистов, которые нам нужны. Это и понятно – ведь чтобы пересчитать такие компании, как
наша, хватит пальцев одной руки, да еще и останутся, – поясняет он. – Так что стараемся самостоятельно искать людей, которые уже работали в данной области или что-то знают о ней, а потом сами же
повышаем их уровень до наших потребностей. Кроме того, сотрудничаем с учебными заведениями, проводим гостевые курсы и лекции, предлагаем университетам различные кейсы и тесты. А в прошлом году
запустили даже собственную магистратуру в МЦТИ (Международный Центр Творческих Инноваций). По результатам отбора берем лучших на стажировку или на работу».

Казалось бы, проблема утечки кадров за рубеж сохраняется, но Игорь Анисимов считает, что, наоборот, – BIOCAD переманивает сотрудников обратно в Россию: «В большей мере это касается не ИТ, а
ученых-биологов, но в нашей команде более 20 человек вернулись из США, Канады и других стран. Да, в России очень толковые, светлые головы, но им не хватает практических навыков. А наш специалист в
научной лаборатории – это не просто химик или биолог, он должен обладать IT-знаниями, управлять проектом, работать в распределенной команде».

Образование

IT-навыки, управление проектами, работа в команде — именно этому, по словам проректора по международным программам и технологическому предпринимательству МФТИ Алексея МАЛЕЕВА, учат в его
институте.

Кем быть?..
Алексей МАЛЕЕВ (проректор МФТИ):«С момента создания в 1946 году в МФТИ заложена связка образования и прикладных занятий – преподавателями были ведущие ученые и выдающиеся конструкторы. И преподавание для многих было совместительством, параллельно с научной работой или строительством оборонного щита. Например, Петр Леонидович Капица вел первые лекции на Физтехе.
Этот принцип действует и сейчас. После третьего курса студент попадает на базовую выпускающую кафедру, в конструкторское бюро или в технологический бизнес. Если говорить об ИТ, то наши студенты приходят в “Яндекс”, Mail.Ru, ABBYY, Acronis, в банки (которые все больше становятся похожи на IT-компании, чем на финансовые) и приступают к работе над реальными разработками, которые выходят в релиз, а заодно становятся их магистерскими проектами. Так, базовая кафедра в банке Tinkoff занимается в числе прочего искусственным интеллектом».

По словам г-на Малеева, в прежние годы студент получал базовые знания и более глубокую подготовку в одной из областей. Теперь же, помимо этого, он должен посетить несколько курсов по другим наукам.
Так, физик или химик дополнительно изучает гуманитарные предметы, программирование или биологию.

Похожий подход декларируется в ИТМО.

Кем быть?..
Елена МИХАЙЛОВА, советник ректора ИТМО – директор Высшей школы цифровой культуры:«Для того чтобы специалист в любой области был востребован на рынке труда, ему необходимо владеть цифровыми компетенциями, и многие вузы трансформируют традиционную систему образования, добавляя в нее соответствующие задачи. Так, в университете ИТМО для всех студентов бакалавриата и магистратуры с 2018 года введен блок дисциплин «Цифровая культура». Мы хотим, чтобы наши выпускники умели не только использовать те или иные инструменты или технологии (это обычно называют цифровой грамотностью), но и легко ориентировались в цифровом пространстве, знали достижения современных ИКТ и видели вектор развития, могли решать с цифровом поле задачи своей профессиональной области и управлять цифровыми бизнес-процессами».

Кастомизированная индивидуальность

Если вуз тонко чувствуют, что именно необходимо бизнесу завтрашнего дня, то почему проблема кадров сохраняется?

Есть один проект, он называется «Атлас новых профессий». Это профориентированный альманах, рассказывающий о бизнесе будущего и о том, какого рода профессии будут появляться в этом стремительно
наступающем будущем. Руководитель проекта Дмитрий СУДАКОВ считает, что человечество на пороге фазового перехода от массовой индустриальной занятости, в которой оно находилось последние
несколько сотен лет, к высококастомизированной индивидуальности
. Иными словами, чтобы быть успешным, завтрашний человек должен выстраивать свою уникальность. И компании, как, впрочем, и учебные
заведения, не слишком готовы к такому переходу.

Кем быть?..
Дмитрий СУДАКОВ, руководитель проекта «Атлас новых профессий»:«Надо сказать, что кастомизация профессий добавляет головной боли HR-службам: найти специалиста под специфические требования ряда бизнесов становится сложно, и нельзя сказать, что компании с этим справляются. Многим из них приходится взращивать кадры на собственные деньги, а потом холить и лелеять свои инвестиции.
Людям надо углубляться в знания и становиться уникальными специалистами в своей области. Уже сейчас понятно, что вместо красивого резюме с громкими названиями учебных заведений и прежних должностей необходимо коллекционировать кейсы выполненных проектов и рекламировать себя как индивидуальность.
Но взаимоотношения вузов и работодателей, которым они передают своих выпускников, сегодня можно назвать hot potato: ответственность за недостаточную подготовленность молодого специалиста они, как горячую картофелину, перекидывают друг другу. Вузы говорят, что работодатель должен доучивать сотрудника, а работодатель не готов вкладывать огромные деньги и время в переделку того, что предлагает им образование".

То есть основная проблема лежит в отсутствии диалога. Институт не понимает, что нужно бизнесу, а уж тем более, что ему будет нужно через пять-семь лет. Но бизнес не может или не считает нужным
объяснить. В такой ситуации вся ответственность за судьбу молодого человека ложится на плечи самого человека.

По мнению Дмитрия Судакова, взять на себя смелость и ответственность за то, какие знания и навыки потребуются завтра, должны все-таки вузы. Однако система образования сегодня настолько
зарегулирована, что перспектива провести в ней какие-то изменения выглядит маловероятной. А значит, если вы обладаете хотя бы начальными знаниями в программировании, линейной алгебре и статистике,
самое время пополнить багаж самостоятельно, уверен г-н Судаков. К счастью, многие авторитетные компании предлагают такую возможность, причем в некоторых случаях даже бесплатно. Например, Amazon Web
Services, Google AI Education, EdX, Coursera, российский Институт биоинформатики и др. выпускают online-курсы по освоению новейших компетенций в области работы с большими данными, 3D-проектировании
и многом другом.

По словам проректора МФТИ Алексея Малеева, в XX веке основной цикл обучения заканчивался в 25 лет, люди выходили на производство, и знаний им зачастую хватало до самой пенсии, а в будущем
человек за свою жизнь поменяет с десяток профессий – и каждой из них придется учиться.

Источник: http://www.it-world.ru/it-news/analytics/144130.html